Дитрих Фаст: «Чтобы победить соперников, нужно опережать их в уровне мышления»

Канал Paul Phua Poker выпустил новое интервью с представителем хайроллерской покерной сцены. На этот раз гостем студии стал немецкий игрок Дитрих Фаст.

Чемпион WPT, обладатель золотого браслета WSOP, на счету которого более $7 млн призовых, Дитрих добился немалых успехов в покере. Но его жизнь сложилась бы совсем по-другому, если бы в 1991 году не рухнула Берлинская стена.

Тебе здесь (в Черногории) явно нравится.

Я тут уже был в прошлом году, и все было очень круто. Погода, шикарный отель, игры по высоким ставкам. Для меня это стало замечательным опытом.

Ты когда-нибудь думаешь: «Мы стали слишком избалованы»?

Тут самый роскошный отель, который мне доводилось видеть. В подобном месте такие мысли возникают. Но вообще я стараюсь не шиковать. Я не забываю, кто я и откуда. Хотя если дорогой отель находится прямо через дорогу от нужного мне казино, я готов немного переплатить.

Я вижу много людей вокруг меня, которые тратят кучу денег и не задумываются о будущем.

Для твоих родных странно, когда во время семейного обеда ты говоришь: «Мне нужно слетать в Гонконг, сыграть турнир за 2 миллиона»?

По правде говоря, да. Бай-ин в эти турниры составляет зарплату многих людей за год или два. Но это не только мои деньги, но и бэкеров.

Я просто стараюсь оставаться в зоне комфорта, придерживаясь банкролл-менеджмента. Тогда я расслаблен и не думаю о деньгах.

Но так было не всегда? Расскажи о своем детстве. Откуда ты родом, и в каких условиях рос?

У меня немецкие корни, но родился я в бедном провинциальном городке, затерянном на просторах России. У родителей была маленькая ферма, где они держали корову и свиней. Представьте фермеров 300 лет назад, вот такой у нас был образ жизни.

Когда рухнула Берлинская стена, мы вернулись на родину, в Германию, и обосновались в маленьком немецком городке. Родителям пришлось начинать жизнь сначала.

Русское образование ничего там не стоило, так что с нуля пришлось начинать и мне. Родители работали от зари до зари, чтобы обеспечить нам с сестрой будущее. Теперь у них хорошая жизнь. Они живут в большом доме, имеют респектабельную работу.

Дитрих Фаст дает интервью

Сколько тебе было, когда рухнула Берлинская стена?

Четыре года. Так что я почти ничего не помню о переезде. Мои воспоминания начинаются с жизни в Германии.

Твои родители обсуждали с тобой то, что случилось, и почему вам пришлось переехать?

Да, особенно отец. Он научил меня, что семья – это главное. Что мы должны заботиться друг о друге, а остальное приложится.

Твоим родителям, должно быть, через многое пришлось пройти. Это закаляет характер людей. А через какие испытания приходилось пройти тебе?

У меня был период, когда мне пришлось очень нелегко. По-моему, это был 2011 год. Я не закончил обучение, в покере все не складывалось, в семье тоже были проблемы. Все это навалилось как-то сразу. К счастью, эти времена уже позади, и у меня и моей семьи теперь все в порядке.

Кто из окружения тогда помог тебе справиться со стрессом?

Моей сестре пришлось тяжелее, чем мне. Поэтому я сам старался быть для нее опорой. Я не говорил ей или кому-то еще о своих проблемах в покере. Старался преодолеть это сам, шаг за шагом.

Кем ты в детстве хотел стать, когда вырастешь?

Я рано понял, что у меня не очень хорошо получается ручной труд. Я видел себя в бизнесе, поэтому со временем устроился в компанию, которая делает деньги на воде. Но для меня оказалось проблемой иметь босса. Мой характер и начальство несовместимы.

Я очень открытый человек, у меня всегда есть свое мнение. И когда босс говорит мне, что делать, а я знаю, что можно сделать лучше, я им об этом говорю. Возникают споры. В общем, мне такое не подходило.

Я ушел с работы и решил вернуться к обучению. Будущее для меня было неопределенным, так как я не представлял, чем займусь после университета. Мне хотелось найти профессию, где я сам себе буду боссом. Я пробовал себя в разных областях, но покер всегда был моей страстью.

Как ты познакомился с покером?

Я начал играть в 2005 году. Как-то увидел покер по каналу «Евроспорт» и решил: “Вау, я тоже хочу”. Мои друзья иногда собирались поиграть по ставкам 5-10 центов, но у них в ходу были какие-то пятикарточные разновидности. Я уговорил их разок попробовать безлимитный холдем. С тех пор мы играли исключительно в него.

Я стал уделять покеру очень много времени. Но у меня не было безумных историй, как у некоторых других игроков, вроде подъема за месяц с микролимитов до хайстейкс. У меня ушло 5-6 лет, чтобы из проигрывающего игрока стать плюсовым. Стать профессионалом было моей мечтой, но я не думал, что она исполнится.

Дитрих Фаст за покерным столом

Ты сказал, что очень открытый человек. Тебе это помогает или мешает в покере?

В покере приходится многое скрывать. Все-таки, в этом весь смысл игры – ввести соперников в заблуждение. Мы все, кто играют на высоких лимитах, в этом очень хороши. Но некоторые выносят хитрости за пределы стола. Например, показывают, что хорошо к кому-то относятся только потому, что этот человек – сильный игрок.

Я понимаю, почему они так делают – хотят окружить себя игроками лучше себя, чтобы перенимать у них опыт. Но ведь и вне покера много хороших людей, даже если они работают в Макдональдсе. Они могут стать отличными друзьями. Да, с ним нельзя будет разобрать покерные стратегии, но есть масса других интересных тем.

Практически все, с кем я делал интервью, говорили, что наличие сильных друзей-покеристов быстрее всего помогает вырасти как игрок.

Это так. Но мне не приходилось это навязывать. У меня все происходило естественно – я знал кого-то, он знал кого-то еще, так заводились знакомства. Я не думал, как бы заполучить в друзья какого-то элитного игрока, чтобы извлечь из знакомства выгоду. Если мне нужны чьи-то знания и опыт, я просто плачу людям за коучинг.

И в то же время у меня есть друзья вроде Джулиана Томаса. Он не так часто ездит по крупным турнирам, предпочитая играть онлайн, но он игрок мирового класса. Мы с ним часто проводим время вместе в Вене, обсуждая покер. Я могу у него многому научиться, как и он у меня. Если он куда-то выезжает и встречается за столом с какими-то игроками, я ему рассказываю про них все, что знаю. Это нормально, так как мы друзья.

Ты уже немного затрагивал тему ценностей и говорил, что для тебя очень важна семья. Какие еще вещи являются для тебя приоритетными в жизни?

Честность. Это основа всей моей жизни и принимаемых мной решений. Уже в 12 лет я понял, что хочу делать то, что говорю, следовать своим желаниям.

А можешь вспомнить, когда какой-то из твоих поступков выпал из этого правила?

Жить, будучи честным с самим собой, нелегко. Всегда будут ситуации, когда придется немного отойти от планов. Но когда речь идет о ключевых вещах, я стараюсь всегда быть искренним.

Скромность, как мне кажется, тоже твое качество. Вчера я спрашивал тебя перед завтраком, почему ты не играешь турнир, и ты признался, что там слишком сильное поле. Похоже, ты точно знаешь свое место в покерном мире.

2016 и 2017 года были очень удачными для меня. У меня практически не было проигрышей. Или я выигрывал трофей, или кто-то из моих друзей, и я получал свою долю. Деньги текли рекой, и я стал слишком самоуверенным. Победа в Азии, где я получил $2,000,000, не способствовала тому, чтобы придать мне скромности. Я начал считать, что нахожусь на вершине покерного мастерства, хотя это было не так. Были игроки сильнее меня и тогда, и сейчас. Когда это осознаешь, приходится аккуратнее подходить к выбору турниров. Ведь даже если ты второй по силе игрок, когда играешь против сильнейшего, все равно останешься без денег.

У многих хайроллеров слишком большое эго. Они готовые играть против любого, даже если для них это –EV. 

Я не знаю точно своего места. Я только знаю, что я не лучший и не второй по силе. Может, 37-й, ха-ха.

Дитрих Фаст с браслетом WSOP

Когда ты выиграл в 2017 все эти деньги и стал самоуверенным, как тебе удалось вернуться к спокойному, скромному Дитриху, каким ты являешься сейчас? Тебе в этом кто-то помог?

2018 год оказался далеко не таким успешным. Это был первый год, когда я не выиграл ни одного турнира. Не думаю, что у меня это вообще был плюсовой год. Это спустило меня с небес.

Тогда еще был ажиотаж вокруг биткоина. В 2018 я приехал на Aussie Millions и увидел лица, которые не видел с 2008. Все эти люди, которые давно не участвовали в дорогих турнирах, внезапно разбогатели на криптовалюте, поэтому поле в ивенте за $25 тыс. оказалось необыкновенно легким.

Потом крипто-бум спал, я потерял деньги, и пришло переосмысление. Так я вернулся к работе над своей игрой.

Как это выражалось?

Есть разные способы. Конечно, разбор истории рук в сыгранных сессиях. Также очень помогает работа с тренером. Можно уделять 3 часа, а можно открыть покерную программу и углубиться в нее с головой.

У тебя сейчас есть смысл жизни?

Думаю, большинство людей не смогут на это ответить, это очень трудный вопрос. Для меня просто важно иметь цель, к которой я буду стремиться. И процесс, когда я иду к поставленной цели – для меня самое увлекательное в жизни. Когда цель достигнута, появляется период вакуума, когда не знаешь, чем теперь заняться. Нужно ставить себе новые задачи.

Сейчас мой ответ такой. Но кто знает, что будет для меня важным через 5 или 10 лет? 

команда поддержки Дитриха Фаста

А какие цели ты поставил перед собой сейчас?

В ближайшем будущем я полностью сосредоточусь на покере. У меня практически не было перерывов, и я рассчитываю и дальше много играть и работать над своей игрой.

Также в Вене я повстречал человека, который помогает крупным компаниям адаптироваться после слияния. Он очень умен, и у него много связей. Когда мы с ним встретились, он разобрал по полочкам, что я могу, где я могу преуспеть, а где наоборот. Так что у меня теперь больше представления, чем бы я мог заняться, когда закончится моя покерная карьера.

А почему ты вообще играешь в покер?

Я помню, как каждое утро просыпался, ехал на поезде в университет, что отнимало 35 минут. Мне не хотелось тратить время, поэтому по пути я успевал прочесть парочку статей о покере. Записывал какие-то полезные мысли. Это был 2007 или 2008 год, и я еще не выигрывал деньги. Но всегда представлял себя на том месте, где я нахожусь теперь.

Игра в покер по-прежнему доставляет мне удовольствие. Я люблю эту игру. И стараюсь использовать отпущенное мне время по максимуму.

Многие известные покеристы женятся. Я чувствую, что уже и сам на таком этапе, когда пора заводить семью. А покерный лайфстайл подходит для семейной жизни не так хорошо, как некоторые другие профессии.

Какие качества сформировал в тебе покер, которые помогут в жизни, когда решишь завязать?

Определять +EV.

Многие игроки не задумываются об этом. Например, вам раздали тузов. Логичное решение с ними рейзить, верно? Но если у вас 15 ББ? Возможно, стоит залимпить и попытаться получить с них больше велью.

Получать преимущество – также одно из умений, которым должен обладать любой покерный профессионал. Работа над психологией, математикой, теорией покера. Все это дает вам преимущество, если соперник в чем-то уступает. Такой подход помогает и в обычной жизни.

Ты постоянно вращаешься в хайроллерских кругах. Какие особенности характерны лучшим в мире игрокам, которых лишены другие?

Сейчас выходит много покерного софта. Но практически все игроки в топе не имели раньше доступа к нему, и им приходилось доходить до всего самим. Как играет соперник, о чем он думает, как заставить его думать так, чтобы тебе было выгодно. Чтобы победить соперников, нужно опережать их в уровнях мышления. Уметь думать так глубоко – как раз и есть то, что отличает топовых регуляров.

Дитрих Фаст на WPT

Появление покерных программ, по-твоему, полностью изменит подход к обучению?

Солверы помогают увидеть очевидные ошибки в своей игре. Благодаря им можно получить отличные фундаментальные знания. Но в хайроллерских кругах множество игроков, которые играют не по GTO и все еще доминируют в покере. Например, Брин Кенни, Стив О’Двайер. В онлайне практически никто не играет в GTO-стиле. Сильные игроки стараются понять, как думает соперник, и получить преимущество.

И последний, ставший уже традиционным вопрос. Как игра в покер по высоким ставкам заставляет тебя чувствовать?

Суперхайроллеры катают одни и те же 50 человек. Все друг друга знают, это всегда приятное общение. Но для меня это, в первую очередь, работа.

Я играю там, где это выгодно, и могу получать удовольствие, даже играя турниры за $1,000, если в более дорогих собралось слишком сильное поле. Помню, в прошлом году я играл хайроллер за $24 тыс. в Вегасе в казино «Ариа», и там не было ни одного любителя. Одни профи. Я в итоге его выиграл. В хедз-апе играл против Джона Моргана, и я получил колоссальное удовольствие. Он один из сильнейших в мире и очень классный парень. А еще чертовски умен. Сам добился всего, стал сказочно богат. С ними было очень интересно общаться и играть.

Оставить комментарий