Теневой бизнес

Четыре месяца, прошедшие со дня вступления в действие федерального закона о государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр, показали удивительную силу и живучесть игорного бизнеса, его приспособляемость к меняющейся обстановке. На ужесточение государственной политики игорный бизнес ответил мимикрией, сменой декора, но реально своих позиций не сдает и переселяться в предписанные ему резервации, судя по всему, не намерен. Что особенно примечательно: в каждом из регионов действуют свои собственные правила «игры» местной власти с игорным бизнесом, свой порядок реализации 244-го закона, как будто он писан не для всей территории страны.

Так, в Воронежской области до сих пор не могут определиться с тем, какие именно структуры и должностные лица обязаны взять ответственность за исполнение федерального и регионального законодательства об игорном бизнесе. С запросом по этому поводу председатель областной недавно был даже вынужден обратиться к прокурору области.

Прокуратура в свою очередь направила представление об устранении нарушений законодательства об игорном бизнесе мэру Воронежа Борису Скрынникову, проинформировав его о том, что в пределах города выявлено свыше ста незаконно действующих игорных заведений. Мэрия отрапортовала, что не имеет достаточных полномочий для зачистки своей территории от нелегального предпринимательства и сама призывает к наведению порядка налоговые инспекции и милицию. Налоговики действительно выявляют объекты нелегального предпринимательства, но предъявить штрафные санкции не могут: приняв закон о запрете определенных видов игорного бизнеса, депутаты тем самым, естественно, отменили и налог на них. Остается «сигнализировать» правоохранительным органам. Милиция, по идее, могла бы возбуждать дела о незаконной предпринимательской деятельности, но для квалифицированного обвинения, как правило, не хватает доказательств: не удается установить ни владельца нелегальных игровых автоматов, ни тем более объема денежного оборота. Конфискация же и уничтожение нелегальных игровых автоматов самими правоохранителями трактуется как посягательство на частную собственность. И все дружно ссылаются на отсутствие специального правительственного документа, каким должен бы быть прописан порядок реализации закона.

При этом трудно объяснить, почему при той же самой законодательной базе успешно вводят игорный бизнес в отведенные ему рамки соседи воронежцев. В Курской области, например, как раз в момент обострения борьбы с не пожелавшими закрываться игорными заведениями, в местный закон «Об административных нарушениях» были внесены дополнения, увеличившие штраф за организацию игр с использованием автоматов на индивидуальных предпринимателей и должностных лиц до 40 тысяч рублей, а на юридических лиц – до 500 тысяч рублей. По утверждению местной прокуратуры, в Курской области к настоящему времени нет ни одного работающего вне правового поля игрового автомата.

Само по себе, впрочем, это еще ничего не значит. В Липецке тоже отрапортовали о полной виктории (до вступления закона в силу в игорных заведениях и по отдельности размещённых игровых автоматов насчитывалось 1839 штук). На сегодня, по данным городского департамента экономики, в городе действуют 44 объекта игорного бизнеса, в числе коих 35 залов игровых автоматов. Так как по закону в легальном режиме могут существовать залы площадью более ста квадратных метров и при наличии не менее пятидесяти игровых автоматов, то можно сделать вывод, что в сумме по городу сейчас действуют не меньше 1750 игровых автоматов. То есть реально из игры выведено примерно 90, не более пяти процентов общего количества автоматов. Остальные просто передислоцировались из одних помещений в другие, из малых – в большие. В таком режиме они будут продолжать действовать до 1 января 2008 года, когда по областному закону на территории области будут закрыты все объекты игорного бизнеса, кроме казино. Но уже сейчас в Липецке высказываются опасения, что игровые автоматы могут просто поменять крышу: перерегистрируют салоны в филиалы казино – и вся недолга.

Не менее реальной выглядит перспектива ухода части игорного бизнеса в так называемое «подполье»: на частные квартиры и в закрытые от широкой публики помещения. Правоохранительные органы утверждают, что государству не хватает законных механизмов для эффективного регулирования игорного бизнеса. Самая распространенная проблема в регионах, возникающая при закрытии ставших нелегальными игорных заведений, это отсутствие сведений о лицах, коим принадлежит игорная собственность. По этой причине суды возвращают чиновникам протоколы и несостоявшиеся дела безнадежно повисают в воздухе, пишет «Российская Бизнес-газета».

Оставить комментарий