Канада Билл Джонс: самый крутой гемблер на реке Миссисипи

«Я родился в канаве,
И никогда не буду богачом,
Вот почему меня называют – цыганский туз», –
слова народной песни английских цыган XIX века. 

В 1847 году, подложив под себя красную накидку вместо простыни, измученная бесконечными беременностями, болезнями и скверным питанием, молодая цыганка родила на свет еще одного ребенка. 

Это непримечательное событие случилось в Англии. Тогда цыгане уже прочно обосновались в этой стране и вели привычный кочевой образ жизни.

Родившийся мальчик получил имя Уильям. И в момент родов ничто не предвещало, что этот сморщенный безродный комочек станет одним из самых выдающихся гемблеров Дикого Запада.

цыганка иллюстрация

Канада Билл

Уильяма с детства стали обучать премудростям карточного шулерства. Вариантов карьеры для мальчиков-цыган было не так уж много. Между конокрадством и картами для Уильяма выбрали второе, потому что физически он был слабо развит. Особенно хорошо ему давался трехкарточный Монте.

Это довольно простая игра, где дилер предлагает участнику угадать, за какой из трех карт скрывается туз. Обычно ответ очевиден. Но когда игрок указывает на выбранную карту, туз оказывается совсем в другом месте.

Вариантов этой игры множество, и практически все они включают в себя элемент шулерства. Иногда жертву обманывают, незаметно сдавая не нижнюю, а верхнюю карту. Иногда в ход идет двусторонняя карта. Итог всегда один – жертва уходит без денег.

Когда Уиллу исполнилось 20 лет, он отправился в Канаду, чтобы реализовать свои амбиции и на полную катушку применить картежный талант.

В новой стране он быстро получил новое прозвище Канада Билл. А еще подружился с коллегой по имени Дик Кэди, с которым они вместе стали промышлять трехкарточным Монте. 

Один из напарников был подсадной уткой, а второй – дилером. Утка изображала из себя случайного игрока, которому удалось выиграть. После чего он получал деньги и уходил, довольный собой. Зеваки, само собой, тоже не хотели упускать легких денег и втягивались в игру. Вот только результат для них был совсем иной. 

иллюстрация игры в трехкарточный монте
Джентльмены за игрой в трехкарточное Монте. ХIX век

У Билла великолепно получались обе роли. Его внешний вид всегда вводил людей в заблуждение. Зарабатывать на жизнь, используя неказистый и жалкий облик, научила его цыганская родня. Люди охотнее подают цыганке, когда ее подол изорван, а сама она босиком. Поэтому выглядел Канада Билл всегда плохо и нелепо. Он казался простофилей, у которого грех не выиграть пару долларов.

Долговязый, выше 1.8 метров, с худыми руками и ногами. Непонятно было, как ноги вообще его носили и не подгибались – такими они были тонкими.

Лицо шулера всегда было помятым, словно пережеванным, с несколькими крупными шрамами. Билл умел придавать ему блаженно-идиотское выражение. Образ недалекого человека дополняли странные вопросы, которые Билл задавал в процессе игры. Наблюдателям казалось, что он вообще ничего не смыслит.

Завершающей деталью образа был костюм. Всегда не дороже $15 и больше на размер или два. 

Канада Билл на фото
Единственная сохранившаяся фотография Канада Билла

На эту удочку попадались многие. На пике своей шулерской карьеры Канада Билл сказал фразу, которая позже станет девизом многих профессиональных картежников:

«Это просто аморально оставлять простофилям их деньги».

Новый друг и большая река

Парочка не стала задерживаться в Канаде и направилась на юг, в США. Там пути Дика и Билла разошлись, но в жизни нашего героя появился новый друг и партнер Джордж Девол. Мужчины стали использовать для игры в Монте суда на реке Миссисипи. 

Именно там Биллу удалось заработать по-настоящему шальные деньги. Это был относительно безопасный способ заработка. Шулеры не задерживались подолгу на одном месте, поэтому редко пересекались со своими жертвами.

пароход
На таких пароходах, бороздящих реки Америки, очень любили промышлять профессиональные картежники

Обычно проигравшие безропотно соглашались, что им не повезло. Но бывали и исключения. Однажды, в ходе своих странствий, Канада Билл повстречался с известным стрелком Диким Биллом Хикоком. За ним закрепилась слава честного игрока, поэтому когда он почувствовал, что его обманули, он не стал этого терпеть.

Между двумя Биллами состоялся диалог в лучших традициях Дикого Запада:

«Сынок, ты проиграл! Смит и Вессон в моем кармане тому свидетель!» – сказал Канада Билл.

«А у меня здесь пара шестерок, и они бьют любую руку», – ответил Дикий Билл Хикок, достав два своих револьвера. 

История умалчивает, чем закончился этот спор, но, кажется, аргументы Дикого Билла выглядели убедительнее.

Смит и Вессон
Смит и Вессон образца 1870 года

Этот случай описал в своей книге «Forty Years a Gambler on the Mississippi» Джордж Девол. Он дожил до старости и на склоне лет занялся летописью своих воспоминаний, среди которых было немало историй про Канада Билла. В книге Джордж рассказал, что заработал за время дружбы с Биллом порядка $2 млн.

$1 середины XIX века приблизительно равен $28 современным долларам. Так что, по современным меркам, Джордж заработал своим ремеслом $56 млн. Состояние Канада Билла могло быть еще больше.

Трансконтинентальная железная дорога

В какой-то момент напарники не поделили деньги, и в результате произошла ссора, которая разделила их жизненные пути. Девол остался промышлять на пароходах Миссиссиппи, а Билл выбрал себе новое место – поезда трансконтинентальной железной дороги.

Новым видом транспорта пользовались деловые и состоятельные люди. В ходе длительных переездов они скучали и радовались, когда появлялась возможность развлечься игрой в карты.

поезд
Поездки на поездах по просторам Америки нередко занимали много дней. Скучающие пассажиры становились легкой добычей для карточных шулеров

В какой-то момент руководство Union Pacific – компании, построившей большой кусок трансконтинентальной железной дороги, – приняло решение запретить Монте на своих поездах. Канада Билл предложил руководству $25 тыс. в год за право продолжать играть. В переводе на сегодняшние деньги это около $700 тыс. Но в Union Pacific отказались от этого предложения. Репутация компании стоила дороже.

Как шулер сам превратился в жертву

К 35 годам, когда вступил в силу запрет игры на поездах, Канада Билл уже успел заработать себе на безбедную старость. Он мог купить дорогой дом, открыть фабрику, обзавестись женой и остаток жизни провести в достатке, вспоминая свое яркое прошлое.

Но спокойная жизнь была не для него. Из-за того, как легко приходили к нему деньги, Билл не знал им цену. Денег было так много, что ему казалось, какой бы образ жизни он ни вел, они у него будут всегда.

Америка уже тогда могла предложить богатым людям массу способов потратить свое состояние. Но Билла не интересовало ничего, кроме азартных игр. Поэтому все свое время он проводил в салунах и казино. И все было бы ничего, если бы Билл не начал играть в Фаро.

Тогда эта игра была очень популярной во всем мире. В Российской Империи у нее было другое название – Штосс. В нее играли русские аристократы, проигрывая фамильные поместья. Ее очень любили герои книг Пушкина, Лермонтова и Толстого.

Не будем вдаваться в правила, игра довольно незамысловата. Возможно именно это помогло завоевать ей такую популярность. Ее очень любили шулеры всех мастей. Выигрывал, как правило, наиболее искусный обманщик.

иллюстрация игры Фаро
Джентльмены за игрой в Фаро где-то в Аризоне. ХIХ век

У шулера такого калибра, как Канада Билл, были все шансы выигрывать и в Фаро. Ведь он был чертовски хорош в Монте, покер и другие карточные игры. Но Билл постоянно проигрывал.

Как-то у него спросили, понимает ли он, что играет в нечестную игру. 

«Понимаю, конечно, но что поделать. Это единственная игра в городе», – ответил Билл.

Ирония его жизни состоит в том, что к концу своего пути он действительно превратился в простофилю, роль которого так усердно играл на протяжении многих лет. Он проиграл в Фаро все до цента. Не осталось денег даже на собственные похороны.

Его предали земле за счет государства, когда 40-летнего Билла доконал туберкулез. В последние дни его выхаживали сиделки из богадельни маленького городка Рединг в Пенсильвании.

Канада Билл могила

Игроки из Чикаго позже сбросились и оплатили мэру Рединга похороны Билла. Могилу легендарного гемблера можно и сегодня отыскать на кладбище Чарльза Эванса в Рединге. 

Оставить комментарий